Тульпа

Тульпа - в тибетском буддизме материализованное воплощение мысли, некий видимый и даже осязаемый образ, создаваемый воображением человека. Ты создал тульпу или она тебя?

Примечания автора: Ни яоя, ни джена. Никакой философии, психологии и ангста. Просто все вывернуто наизнанку.

- Эта ленивая, неблагодарная, мерзкая тварь снова ни черта не делает! Я ношусь с высунутым языком, а этот урод сидит дома и жрет шоколад, который покупает на мои деньги! И ты этому потворствуешь! – Пауза в телефонном разговоре.- Я не бешусь! Я спокоен, как раздавленный удав, твою мать!
Разъяренный отчим выгребает из холодильника следы моего существования: упаковку сгущенки, йогурты, пакет молока, фрукты, шоколад. Забрасывает все это в мусорный мешок. На меня не смотрит. Он открывает окно, и с семнадцатого этажа летит еда. «Как глупо» - думаю я, продолжая возить мыльной губкой по тарелке.
А он продолжает орать в телефон:
- Как меня задолбало это все! Его тупая рожа, его вечное ничегонеделанье! Я впахиваю как проклятый, а он не в состоянии помыть посуду!
Маме это надоедает, она бросает трубку.
Отчим бросает на меня ненавидящий взгляд.
А я ничего не бросаю.
Он пыхтит от злобы и уходит прочь из кухни.
Я вздыхаю и делаю воду холодней.
Ну, я молодец, ничего не скажешь. Воистину дзеновское спокойствие, проявленное мной в этой ситуации, достойно оваций.
Домываю последнюю чашку и понимаю, что все это мне уже надоело.
Такая истерика уже не в первый раз. Отчим ненавидит меня, это шито белыми нитками. Мать не может его переносить, поэтому она несколько лет назад уехала в деревню, оставив меня с этим тираном наедине. Первое время все было нормально, но потом его старение и плохой характер дали о себе знать. Да, я тоже не подарок – ленив, не умею готовить… Но все-таки, во мне не наберется достаточной причины для ненависти. Он мог бы меня презирать или просто в грош ни ставить. Но не ненавидеть.
Я выключаю воду и иду в свою комнату.
Много ли мне надо – компьютер, книга, сменная одежда для тренировки.
Покидав все в рюкзак, выключаю свет.
Беру ключи с тумбочки и ухожу, хлопнув дверью.
Мне жалко отчима, он такой несчастный. Но это не повод делать несчастным меня.

- Ал, чего тебе надо в половину двенадцатого? – спрашивает меня сонный голос в трубке.
- У меня проблема. Пусти переночевать, а?
- Придурок, у меня предки спят.
- Да знаю я… просто меня из дома выгнали.
- Выгнали? – не верит трубка. – Ладно, так и быть, чапай сюда. Расскажешь.
И через несколько минут я уже устраиваюсь в спальнике, рассказывая подробности отчимовского бунта.
- Представляю мешанину еды на дороге, - хихикает мой спаситель и неожиданно становится серьезным. – Слышь, чувак, я, конечно, хорошо к тебе отношусь, помогу, чем смогу, но я и сам сейчас в осадном положении.
Усмехаюсь.
- Я только на одну ночь.
- Спасибо за понимание.
Киваю.
«Друг, блин».
И на следующее утро я покидаю его дом.


- Мам, твой муж на меня наорал.
- Да ты сам идиот, я же говорила: не давай ему повод!
- Моя вина была в том, что я положил шоколадку в холодильник!
- Ты не помыл посуду.
- Я мыл ее, пока он орал и кидал мои вещи из окна.
- Это твои проблемы.
- То есть, ты, моя мать, не хочешь встать на мою сторону и сделать хоть что-то?!
- Хочешь – приезжай ко мне. Что я еще могу?
- А от тебя тащиться несколько часов до института… Нет, спасибо.
Кладу трубку.

- Есть чо? – пишу в контактик человеку в маске анонимуса.
- Марки, амф, бошки, гаш.
- Мне нужно что-то серьезней. Желательно, искусственное.
- Скоро сибирь будет.
- Сколько?
- Двести миллиграмм, два косаря.
- Я возьму.
Он присылает номер телефона.
- Оплатишь, и я скажу, где это добро будет тебя дожидаться.
- Обманешь же.
- Нет. Верь мне.
- Пф… Ладно.
Иду в банк и перевожу две тысячи на его счет.
Я спокойно отнесусь к обману: слишком все очевидно – нет у него никакой наркоты, просто денег срубить хочет. Впрочем, мне все равно. У меня нет других выходов на дурь, а к этому типу почему-то я отнесся с доверием.
- Я перевел, - пишу.
- Ок, завтра адрес напишу.
Но, само собой, ничего он не написал.
Бан страницы, и я сижу в кафе, созерцая его удаленную маску анонимуса.
«Прекрасно».
Видимо, не судьба мне стать наркоманом. То, что я пробовал не действовало на меня, а то, что мне не продали… мне не продали.
И вот я у разбитого корыта.
Домой вернуться не могу. Там отчим. Друзей, которые могли бы помочь, нет. Забытия в виде дури нет тоже.
Класс. Просто прекрасно.
Я кладу голову на столик и начинаю тихонько подвывать.
Если честно, то я впервые не знаю, что делать.
Мне некуда идти.
Сейчас каникулы – недавно я с натягом, кое-как закрыл сессию. Много денег ушло на взятки – я не учился все это время. Один особо честный препод поставил неуд, и вуаля – я в шаге от армии. Много зелени ушло туда. Денег нет, работы тоже.
Мне некуда податься.
Я ноль в этом мире.
А вокруг куча людей, у которых все хорошо. Им всем плевать на парня, с убитым видом сидящего в кафе на последние деньги. Звонит пост-роком телефон.
- Еще добра на лопате принесли, - ворчу я и отвечаю на незнакомый номер.
У меня уточнили имя и фамилию.
- Я вынуждена сообщить вам печальную новость, - мурлыкает незнакомая девушка в трубку. – Ваша бабушка скончалась два дня назад.
«Этого только не хватало».
- Я из нотариального отдела, как я уже говорила. В завещании, оставленном вашей бабушкой, указывается, что вы являетесь наследником всего ее имущества.
Она сказала так же, что у бабушки были накопления в банке, но если я соглашусь принять наследство, то ко мне перейдут и все бабушкины долги. Их покрытие составит сумму чуть большую, чем есть на счету, но зато я получу неплохую однокомнатную квартиру где-то на окраине Москвы.
К покойной бабушке я ничего не испытывал. Ни горечи утраты – я ее не знал совсем, ни благодарности.
Это была мать моего отца, который бросил семью, когда мне было около года.
И вот я сижу в кафе, испытывая истинно дзеновское спокойствие. Достойное, кстати, оваций.
Мне уже все равно.
В тот же день по особой просьбе мне были переданы ключи от квартиры. И я стал потихоньку понимать, что со мной произошло что-то странное.


В прихожей было темно. Лампочка не горела.
- Ее нашли в спальне, - прокомментировала женщина, прибывшая сюда для решения каких-то проблем с завещанием.
Мы проходим в комнату.
- Вот на этой кровати.
Я поморщился и решил, что спать здесь не буду. \ Женщина еще некоторое время походила по квартире, а потом попрощалась со мной и ушла.
Теперь я был хозяином. Пока не официальным – с документами в этой стране много возни, но зато фактическим.
Оказывается, бабушка была профессором антропологии и работала в каком-то институте преподавателем, несмотря на преклонный возраст.
Вся квартира была завалена книгами и различным хламом, который можно было с натяжкой отнести к науке.
Я стоял в пустой квартире и осматривался, вслушивался в свои чувства.
Но мне было просто все равно, словно собственная судьба не имела для меня никакого значения.
И в какой момент я стал таким безразличным?
На кухне я отыскал засохшие печеньки. Заварил себе чаю.
Сел на пол, потому что стулья были завалены книгами.
- Ну, Ал, я тебя поздравляю с обновкой, - сказал я сам себе и усмехнулся: уж больно иронично получилось.
Взгляд рыскал по кухне.
«Жизнь, смерть, бессмертие». «Как перестать бояться и начать жить». «Черное и белое в каждом человеке». «Малый ключ царя Соломона».
«Семь видов гадания на Таро». «Даосизм или путь к свободе». «Жизнь как зыбучие пески». «Практическое сновиденье». «Тульпа».
Как много всякой чуши прочитала моя бабушка! Хочется верить, что ей эти книги нужны были для исследований.
Самая верхняя в стопке была озаглавлена неизвестным мне словом «тульпа».
Я имел представления о философии, теологии, эзотерике, я был любопытен.
«Тульпа - в тибетском буддизме материализованное воплощение мысли, некий видимый и даже осязаемый образ, создаваемый воображением человека. Термин также используется в оккультизме» - прочитал я на обратной стороне книги.
«Боже, лучше бы Кастанеду читала, а не этот елейный бред» - решил я и открыл книгу с целью посмеяться, как когда-то смеялся над буклетами Саентологической церкви и Общества Сознания Кришны. Тимоти Лири и его «Изменение сознания в деструктивных культах» приучили к цинизму.
«Тульпа» повествовала о каких-то действиях, которые необходимо предпринять для создания автономного сознания внутри собственного разума.
Я покачал головой и отложил книгу.
Бред.
И надо идти спать.
Уснул я на той самой кровати, где несколько дней назад умерла моя бабушка. Я даже не сменил постельного белья.
Сны мне снились соответствующие.
Кто-то гонялся за мной по моим кошмарам, мать кричала на отчима, и все время звучала эта «тульпа».
Проснулся в холодном поту и не сразу понял, где я.
Только спустя несколько мучительных секунд воспоминаний, я понял, что ничего страшного не произошло, понял, куда меня занесло.
Как ни крутился, но больше мне заснуть не удалось.
И потому я отправился на кухню, где заварил себе чая, взял ту самую «Тульпу» и стал читать от скуки.
«Тульпа создается совершенно целенаправленно, и именно это отличает ее от проявлений шизофрении, когда хост (создатель образа) не способен контролировать происходящее.
Создаются тульпы с разными целями: кому-то нужен друг, кому-то верная любовь, кому-то секретарь. Все зависит от человека. Для каждого путь свой.
Тем не менее, можно выделить несколько основных шагов, которые должен будет предпринять хост для создания нового кластера сознания внутри собственного разума.
Для начала необходимо твердое намерение, решение действовать до конца».
- Вот уж чего у меня не будет.
«После определения собственных целей хост должен выделить основные черты характера, которые будут присущи его творению».
- Спокойствие, рассудительность, сила, - сразу решил я.
«Далее идет моделирование визуальной части, начало создания собственно образа тульпы. Для этого советуется делать зарисовки и анимации, в крайнем случае – выбрать готовый образ живого человека (или любого другого существа) и максимально точно запечатлеть его в своем сознании».
- Лорд, - улыбнулся я. Он был моим любимым образом в интернете, от его лица я участвовал во многих ролевых играх. Он был воплощением лучших качеств человека, красивый и обаятельный, способный очаровать любого. «После этого шага по желанию создается Вандерлэнд (от англ. Wonderland) – место, некий мир, где будет проживать тульпа. Впрочем, это необязательный шаг, и опытный хост может поместить тульпу сразу в реальный мир».
«Когда образ тульпы завершен, хосту советуется начать беседовать со своим творением, всячески с ним взаимодействовать. После чего можно будет перенести его во внешний мир».
Я и сам не заметил, как представил стоящего за моей спиной Лорда.
- Какая глупая книжка, - отмахнулся я.
- Не скажи, - как будто ответил мне Лорд.
- Почему это?
- Книга – это квинтэссенция всего опыта человека, то, во что он вложил свою душу. Возможно, душа автора была не слишком интересной для тебя, но это не повод обвинять ее в неприсущей ей глупости.
Я усмехнулся.
- Говоришь в точности, как я. Может, потому, что я продумываю твои реплики?
Образ Лорда растаял, и я почувствовал себя совершенным дураком: по сути, только что разговаривал сам с собой.
На часах была половина пятого утра.
Я допил чай и снова попытался уснуть. Получилось. Но, наверно, это место было каким-то особенным: меня снова мучили кошмары.
Проснулся я около двенадцати, совершенно разбитый.
Мне не хотелось ничего, был только один вариант: умереть.
Все вокруг было отвратительным, серым, чужим.
Мир навевал скуку и нежелание продолжать существовать.
- Это пройдет, - заметил голос оппозиции в моей голове.
- Да знаю, что пройдет, но мне хочется побыть несчастным. Не мешай.
- Лучше не надо: привыкнешь.
- Тогда сделай мне хорошо.
Я представил, что ощущаю, как кто-то со спины обнимает меня.
Вот его руки смыкаются на моей груди. Теплое дыхание в плечо, волосы щекочут ухо. Я чувствую его дыхание. Мне становится спокойно.
Образ Лорда, появившийся сам собой, проделал все именно так, как я хотел.
Мне оставалось только улыбаться:
- Возможно, это была не самая бесполезная книга.
- Конечно, нет. Ты же сам всю жизнь искал что-то подобное, - ответил мне мой же голос.
Я вспомнил все свои любовные похождения, которые каждый раз оканчивались полнейшим фиаско.
Мне и вправду хотелось найти себе идеального человека. А разве может быть кто-то идеальней, чем твои воплощенные пожелания?
Впрочем, мечтания – дело бесполезное. Я потряс головой, развеивая навязчивый образ, и встал.
Я принялся убираться.
Квартира оказалась маленькой, но довольно-таки уютной. Только хлама больно много.
Несколько черных пакетов для мусора поглотили оставленные упаковки из-под быстро-приготовимой лапши. Еще несколько мешков съели тонны макулатуры. Старые тряпки. Дурацкие статуэтки. Кассеты с записями концертов. Я выбрасывал все это без зазрения совести. И все то время, что я трудился, невидимый и неосязаемый образ Лорда сидел на кровати и улыбался. Я не думал о нем, не обращал на него внимания. Но он сидел и улыбался.
Уборка заняла почти все каникулы. Но к их концу я все-таки справился. Квартира выжившей из ума бабки стала квартирой холостого и вечно голодного студентика. Из дома отчима я перетащил одежду, какие-то вещи.
Теперь это мой дом.
Документы были доделаны.
Когда звонила мать, я врал, что уехал в другой город. Отчим не звонил, друзьям тоже было все равно.
Удивительно, но я совершенно не чувствовал себя одиноким.
Хоть я тогда и не признавал этого, но у меня был образ Лорда, который неведомым мне образом ожил. Казалось, что я не делал для этого ничего, но в то же время мне было приятно и интересно беседовать с ним.
Все самым незаметным образом поменялось в моей голове.
В институте я оказался в толпе таких же второкурсников, как и я сам, но даже в этом гудящем улье я чувствовал себя хорошо. Над моими мысленными комментариями смеялся Лорд. А иногда комментарии давал он сам.
Я не мог попросить его дать мне списать домашку или объяснить, что написано на доске, но у меня появилось стойкое ощущение, что я кому-то нужен.
И это минуя первый пункт – намеренье создать тульпу.
Все получилось как-то само собой, как-то волшебно.
Однажды я шел вдоль длинной пятиэтажки, и заходящее солнце оранжевыми лучами сверкало на окнах домов.
Я подумал, что это безумно красиво и романтично и шутки ради взял своего Лорда за руку.
Моя рука была пуста, но все равно у меня появилось стойкое ощущение, что не я один смотрю в этом направлении. И замерзшие пальцы стали согреваться. Лорд правда шел рядом со мной…


- Хватит жрать всякую дрянь, ты же желудок испортишь, - недовольно проворчал Лорд, когда я в очередной раз покупал замороженный завтрак.
- Ничего я не испорчу, я крепкий, - подумал я в ответ.
- Ага, конечно, - фыркнул Лорд, и я словно услышал его приятный ровный голос.
- Сам-то ты чем питаешься?
- Чем? – недоуменно переспросил Лорд. – Мне не нужна пища, ты и сам знаешь.
- Ну чем-то должен, - настаивал я.
- Ладно… Тогда я информофаг.
- Чего?
- Ну, ем информацию. Чем больше ты всего узнаешь, тем более сытым я себя чувствую.
- Это похоже на вздор.
Лорд пожал плечами, и я практически это увидел.
- Может и так. Какая разница? Мы много раз говорили о том, что у каждого существа свой путь.
- Только не надо этой философской ерунды как ты любишь!
- Ты это любишь больше меня.
- Неправда. Ты слишком рассудительный. Это немного раздражает.
- Ну, извини.
- Проехали.
- И все-таки, хватит есть всякую дрянь!
Я мысленно показал ему язык, взял булочку и оплатил покупку.
- Дурак, - прокомментировал Лорд.
- Нормально.
Я машинально взял его за руку. Это действие уже стало ритуальным. Первое время его оживляла только моя фантазия. Но чем дальше, тем явственнее стали проступать его черты, его прикосновения…
- Идем под ручку, как пара влюбленных, - фыркнул он, но руки не отдернул.
- Какая разница? Мне просто хорошо, когда мы так делаем.
- Смотри не учуди чего…
- Ал! – я обернулся на собственную кличку. Ко мне бежала одногруппница.
Она подбежала и встала рядом со мной, пытаясь восстановить дыхание. Опустила глаза.
- Прости, что мешаю тебе, - она застенчиво улыбнулась. – Я за тобой от института бежала… ты тетрадь забыл на матане…
- А… ну, спасибо, - смущенно пробормотал я. – А с чего такая забота?
- Да ты посмотри на нее, - хихикнул Лорд, вставая за спиной девушки. – Она же вся красная от смущения.
- Это она от бега, - сказал я и мгновенно поймал на себе удивленный взгляд. – Э… прости, мысли вслух!
- Все нормально, - девушка помотала головой, и ее длинные волосы ударили Лорда.
Тот поморщился.
- Аккуратней, пожалуйста, - сказал я.
Но она восприняла это как-то по-своему.
- Ал, ты такой заботливый, - ее тихий голос звучал очень ласково. – Но какой-то растерянный в последнее время… Или весь в себе…
- Неужели? – фыркнул Лорд.
- Ну… знаешь, у меня не все хорошо в семье…
Девушка мгновенно приняла серьезный вид.
- Я могу чем-нибудь помочь?
- Сгинуть отсюда, - заявил Лорд.
- Нет, не думаю… Но спасибо за заботу. Я очень это ценю.
- Прости, что я вмешиваюсь в твои дела, - она снова отвела глаза и стала привычной застенчивой тихоней. – Но просто… Знаешь, Ал, мы ведь все как одна большая семья. В смысле, вся наша группа. Но ты такой необщительный, что словно не замечаешь этого… Ты…
- Я просто не привык доверять людям.
- Я понимаю тебя… Но, может, стоит? – она подняла на меня свой взгляд, и странное чувство, не похожее ни на что из моего прежнего опыта, появилось в душе. Что-то вроде нежности, но с примесью понимания, что никогда не сможешь ответить на эту доброту взаимностью.
- Не слушай этот бред. Ты и сам знаешь, что все люди – мелочные эгоисты. И ни к чему хорошему доверие не приведет. Тебе просто в очередной раз разобьют сердце.
«Боюсь, ты прав…»
- Знаешь, я постараюсь, - улыбнулся я, и девушка улыбнулась в ответ. – За тетрадку спасибо. Но мне пора.
- Ладно… Ал… - она сделала паузу, словно набиралась смелости. - Давай дружить?
Я почти увидел, как Лорд согнулся пополам от смеха.
Я и сам улыбнулся:
- Давай. Только завтра. А сейчас мне домой надо.
Ее лицо стало каким-то фарфоровым, она кивнула и побежала прочь от меня. Я хотел броситься за ней, но Лорд схватил меня за руку.
- Дружить! Это же надо! Вот умора! – он смеялся и все никак не мог угомониться.
Я же, наоборот, был мрачен.
- И сдалась она тебе. Хорошая же девчонка. А ты не дал мне за ней пойти.
- Да она же глупая!
- И что?
- Зачем тебе кто-то, когда есть я?
- Ты… Не знаю.

- Сделай мне подарок.
- Какой например?
- Любой. На что фантазии хватит.
- Бери что хочешь. Все мое – твое.
- Нет, это не то!
- Ну а что тогда? – я устало потер переносицу.
- Ты должен сделать что-то для меня. Что-то личное. А потом передать это.
- Как?
- Придумай!
- Ладно. Но тогда еще одна вещь взамен.
- Внемлю.
- Сделай и ты мне подарок.
- Ладно!
И я стал думать над тем, что подарить Лорду. Это странно, но я знал, что этих мыслей он не слышит. В момент моих изысканий он сидел за компьютером и читал что-то.
Вдруг меня посетила забавная идея.
Кабанчиком я метнулся на строительный рынок, купил кожи и заклепок.
Весь вечер сооружал что-то вроде браслета.
К ночи он был готов: изящный кожаный напульсник с узором из заклепок и мальтийским крестом.
Я с гордостью созерцал свою работу.
- Лорд! – позвал я.
- Подожди, мне не до тебя.
- Офигел что ли? Иди сюда!
- Ну что тебе? – он лениво выполз из комнаты.
- Твой подарок готов.
Лорд хмыкнул.
- Это так мило.
- Не паясничай. Ну… в общем, это тебе.
Я протянул руку с вложенным в нее напульсником.
Лорд вначале скорчил брезгливую мину, а потом улыбнулся, причем довольно искренне.
- Я не могу это взять.
- Почему?
- Это предмет твоего мира, но не моего.
- Я не понимаю.
- Ты должен перенести свой подарок в мой мир.
- Как?
- Придумай, - снова туманно заявил он и ушел в другую комнату.
Вместо часов высасывания идей из пальца, я лег спать. Лорд все еще сидел за компьютером. Это немного раздражало, но я понимал, что это его право.
«И почему я повинуюсь прихоти своей тульпы?»
Заболело плечо, пришлось перевернуться.
«Нет, на самом деле, почему? Ведь он – моя фантазия, просто идея, фантазия…»
На другом фронте мысли я понял, что кровать покойной бабушки уже давно не пугает меня.
«Почему я так привязался к нему?»
Внезапная трель под ухом прервала мои размышления.
Я вскочил.
Это просто пришло сообщение на телефон.
- Прости, что так поздно. У меня нет конспектов по матану. Принеси свои, пожалуйста, - с незнакомого номера.
Я стал судорожно вспоминать, кто брал у меня конспекты хоть раз за последние два года. И вспомнил только одну девушку. Ту самую девушку, которая предлагала мне свою дружбу… Невзрачную, но довольно милую, которая сочетала в себе до странного непримиримые черты: она была скромна и застенчива, но в то же время постоянно старалась опекать тех, с кем сталкивала ее судьба. Своеобразная Флаттершай*. Флатти. *Флаттершай (англ. Flattershy – дословно: дрожащий стыд) – персонаж мультсериала My Little Pony.
Пообещав себе не забыть про конспекты, я провалился в сон без сновидений.
Перед парами Флатти подошла ко мне, стараясь не смотреть в глаза.
- Привет, - пробормотала она, и Лорд, стоявший за ее спиной, тут же состроил гримасу.
- Привет. Я получил смску, вот конспекты, - я притянул ей тетрадь.
Флатти улыбнулась.
- Я не разбудила тебя? Прости, мне не хотелось писать тебе ночью, но контрольная…
Мне оставалось только удивляться ее милой застенчивости.
- Ничего, все хорошо.
- Она готова твои ботинки облизывать! – Воскликнул Лорд.
«Заткнись» - мысленно приказал я.
- Кто там? – спросила Флатти.
- О чем ты?
- За моей спиной. Ты смотришь на него.
- Там никого нет, - сообщил я.
- Но ты смотришь куда-то…
Лорд нахмурился.
- За твоей спиной стоит моя тульпа, - ответил я.
Флатти удивленно моргнула пару раз, а потом расплылась в скромной улыбке.
- Ты тоже занимаешься этими практиками?
- Тоже? – переспросил я.
- Ну, как и я. У меня тоже есть тульпа. Его Спайк зовут. А твоего?
- Лорд, - я понял, что смущен.
- Уверена, им приятно познакомиться!
«Ты что-либо видишь?»
- Нет, - ответил Лорд. – Мне все равно.
- Слушай, а ты когда-нибудь делала подарки тульпе?
Флатти удивленно склонила голову набок.
- Конечно.
- Реальные предметы?
- Ну… я брала что-то и ритуально сжигала это…
- Сжигала?
- Да… Что-то вроде жертвоприношения… А через какое-то время Спайк забирал вещь с пепелища… Жаловался, что она в гари, но все равно.
- А он часто с тобой?
- Спайк? Да, но в основном – когда я одна. Потому я и удивилась, что ты тоже хост. Тульпы обычно исчезают, когда общаешься с людьми. Спайка сейчас нет рядом – он не подслушивает.
- А мой Лорд довольно наглый, - усмехнулся я.
В аудиторию вошел препод, пришлось нам с Флатти разойтись.
- Ты поможешь мне с подарком для тульпы? – спросил я напоследок.
- Конечно, - улыбнулась она, не глядя мне в глаза.


После пар она подошла ко мне и предложила вечером встретиться где-нибудь.
Я согласился, и через несколько часов мы сидели в кафешке.
Флатти разглядывала сделанный мной напульсник.
- Ему понравилось?
- Вроде, да. Он обиделся на меня за то, что я пошел с тобой, и сейчас его тут нет…
- Ясно…
- Знаешь, все эти жертвоприношения были придуманы не просто так… Люди явно знали, что они делают.
В местном лесопарке ночью мы сожгли напульсник.
Флатти замерзла, и я отдал ей свою куртку.
Когда я провожал ее до дома, она робко взяла меня за руку. Я не сопротивлялся.
Мы шли, держась за руки.
Мне были хорошо и тепло. Примерно так же, как и от прикосновений к Лорду. Только тут был реальный человек.
Когда я вернулся домой, Лорд лежал на кровати.
На его запястье был мой подарочный напульсник. Но радости это тульпе явно не доставляло. Лорд был мрачнее тучи.
- Ты променял меня на человека, - заявил он.
- Неправда.
- Конечно. А то, что вы шли, держась за руки – это тоже вымысел?
- Ты ревнуешь?
Он вскочил с кровати.
- Я переживаю за тебя! Я – не человек, я тот, кто не предаст тебя, кто любит тебя всей своей сутью! Люди лживы, непостоянны, лицемерны. И эта девчонка тоже. Меня ты хочешь променять на нее?
Я стоял с открытым ртом.
У Лорда на глазах были слезы.
- Я… я… - все бормотал он.
- Успокойся, пожалуйста.
- Ал! – он бросился ко мне и обнял. Я ощущал тепло его рук, вес его тела. Не так, как мог бы ощутить настоящего человека… Но все же. – Ал… - Всхлипывал он и плакал.
- Что бы ни случилось, ты будешь со мной, - сказал я, обнимая его в ответ. - Ты – это я.
Но он не успокаивался.
- Это не так… Ты должен хотеть быть со мной!
- Я хочу быть с тобой…
Я почувствовал, что эта сцена начала мне надоедать. Пришлось нежно отстранить Лорда.
- Все хорошо, - сказал я.
Но он, кажется, не поверил.


Обычно, когда я просыпался, Лорд был рядом. Я представлял, как он лениво продирает глаза, недовольный огромными количествами солнечного света.
Я мог более или менее управлять его действиями.
Поэтому я довольно сильно удивился, когда не обнаружил его подле себя.
- Лорд, - позвал я.
Никто не откликнулся.
Я пожал плечами. Мало ли какие у него были дела.
Он не встретил меня в дверях дома, я не увидел его в институте.
Зато сразу я обнаружил Флатти.
- У тебя никогда Спайк не убегал? – спросил я ее.
- Вот почему у тебя вид такой подавленный… - произнесла она. – Спайк иногда пропадает, но в основном по моему желанию. Когда начинает мне мешать.
- Вот как…
- Лорд пропал без твоего ведома? – сочувственно спросила Флатти.
- Да. Что-то вроде того.
- Поскольку искать его в физическом мире бесполезно, тебе следует спросить самого себя: почему ты хотел, чтобы он исчез.
- Я этого не хотел!
- Но он же исчез, значит какая-то часть тебя хотела! Знаешь, мой отец увлекается спиритизмом, и у нас в доме есть одна комната, которая обставлена очень удачно. Зайдя в нее, тут же погружаешься в себя. Иногда приходят новые мысли. Можешь зайти сегодня и попробовать.
Я мрачно посмотрел на нее.
- Ну, можно.
Через несколько часов мы зашли в подъезд ее дома.
Изящной рукой с длинными пальцами она вызвала лифт.
- Сейчас у меня никого нет. Я зажгу благовония, включу музыку.
Мне оставалось только согласно кивать.
С каждой минутой отсутствие Лорда пугало меня все сильнее. Жуткое серое одиночество волнами накатывало на меня. И симпатичная девушка, ведущая меня к себе домой, была где-то на десятом плане.
Флатти не обманула: как только я вошел в хваленую комнату, чувства мои обострились.
Отсутствие Лорда я теперь ощущал так же явно, как мог бы ощутить отсутствие живота или ног.
- Спроси себя, почему тебе хотелось избавиться от него, - сказала Флатти, доставая благовония. – Спроси себя, что он сделал не так.
Те несколько секунд, что она молчала, показались мне гигантскими пропастями, в которых не было ничего, только гнетущая пустота.
И я решил заполнить эту пустоту своим голосом.
- Он говорил, что я променял его на человека.
Флатти удивленно посмотрела не меня.
- Не обязательно вслух…
Но я ее перебил:
- В последний раз он плакал, умоляя меня не оставлять его одного, он говорил, что как только я отвернусь от него, он растворится, исчезнет в небытие, и ему не хотелось умирать… Он плакал, а я не мог его утешить, зная правильность его слов, зная, что я на самом деле променял его на человека… и мне внезапно захотелось, чтобы он исчез. Только на секунду, или на ночь, мне захотелось, чтобы он оставил меня в покое, чтобы не привносил в мою и без того дебильную жизнь еще и несуществующие проблемы!
Флатти молча слушала.
Я продолжил:
- Он обнимал меня, а я думал о тебе. Мне хотелось прикоснуться к тебе, и его черты стали постепенно размываться, но я не придал этому значения. В какой-то момент он отступил, давая мне проход к кровати. Я не смотрел на него, но уверен, он растворялся! Жаль, я не обратил внимания тогда… Что я наделал? Я же убил его…
Благовония тлели. Тихая восточная музыка легко звенела.
И во всем этом полумраке ощущений сидел я и понимал, что было совершено нечто непоправимое.
Несколько минут мы молчали.
Я слышал переключение треков.
А потом Флатти заговорила:
- Ал, это просто тульпа.
Не знаю, почему я взорвался.
- Просто тульпа?! Нет, это не просто тульпа! Он единственный был со мной, когда мне было плохо! Лорд – единственное существо, которое понимало и принимало меня таким, какой я есть. Да, он был циничным и ревнивым, но он был настоящим, таким как ты или я сейчас! А я убил его! Убил! Я! Единственного дорогого мне человека!
Флатти придвинулась ко мне.
- Я понимаю и принимаю тебя таким, какой ты есть.
Но в моих глазах сверкнула ненависть.
- Это все из-за тебя, - сдавленно проговорил я. – Тебя он ненавидел больше всего.
Она встала.
- Я оставлю тебя одного, - сказала она мягко.
- Именно тебя! Он все время говорил, что ты погубишь меня! И вот ты погубила! – не унимался я. – Из-за тебя…
Я вдруг осекся.
Как только Флатти покинула комнату, в одном из кресел появился Лорд.
Он молча смотрел на меня, и взгляд его ничего не выражал.
- Лорд!
Он натянуто улыбнулся, но эта улыбка не длилась и секунды.
- Я говорил, - тихо произнес он.
Я вскочил и кинулся к нему.
- Ты жив!
Он сидел, а я, как идиот, обнимал его. Со стороны это показалось бы смешным. Но для меня это было… радостно.
- Жив, - он вздохнул.
- Ты… - у меня не находилось нужных слов.
- Успокойся. Я по делу.
Несколько секунд я продолжал обнимать его. Потом отпустил и отошел.
Сел к нему спиной. Я продолжал ощущать его присутствие.
- Ты очень талантливый хост. И можешь создать любую тульпу. Не обязательно ограничиваться мной.
- Мне нужен только ты!
- Это не так. На самом деле, тебе нужна эта девушка.
- Нет!
- Она реальна. Чего не скажешь обо мне.
- Зачем ты ушел? – я решил сменить тему.
- Я не уходил. Ты сам решил, что я должен исчезнуть.
- Нет!
- Ты прекрасно это знаешь. Просто не хочешь сам себе признаваться. Я не говорю для тебя ничего нового.
- Но…
- Поэтому я уйду. Уйду насовсем. Чтобы ты мог остаться с Флатти, которую ты любишь.
- Ничего подобного!
Лорд вздохнул.
- Какой же ты упрямый…
Он встал с кресла и подошел ко мне. Коснулся моего лица рукой.
- Очень упрямый. Но мне пора…
Его прикосновение было холодным.
Я сжал губы.
- Пока, Ал, - Лорд поднялся. И растворился в воздухе.
Некоторое время я сидел в одиночестве. Теперь оно не было таким ужасным и гнетущим.
- Это все? – тихо спросил я сам себя. И тут же, наверно, по привычке, ответил:
- Да. Все.
В комнату вошла Флатти.
Посмотрела на меня, поставила на пол чайник.
- Выпей, успокаивает, - сказала она, протягивая мне кружку.
Я сделал несколько глотков мятной настойки.
- Ты не первый, кого эта комната меняет, - тихо сообщила мне Флатти. – Все в порядке.
- Наверно, - я поднялся с пола. Подошел к ней и обнял. Она не сопротивлялась.
- Это то, о чем он тебя попросил? – мягко спросила она.
- Да.


Прошло около месяца с начала наших с Флатти отношений. За это время я уже успел оценить преимущества выдуманного существа перед настоящим.
Но с того ужасного дня расставания с Лордом я не чувствовал себя одиноким. Теперь у меня была Флатти.
Она тоже приняла решение «отключить» тульпу. С этим не возникло никаких проблем.
Все вроде бы было хорошо.
Все даже было хорошо.
Только однажды случилось то, что выбило меня из колеи.


Я только пришел на практику. Она проходила в отдельном филиале института, где я никого не знал.
Я вошел в лабораторию, занимаемый мыслями о каких-то житейских мелочах.
Даже не оглядывался вокруг.
Как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд.
Инстинктивно я поднял глаза.
Передо мной стоял Лорд.
Так мне сначала показалось.
Но молодой мужчина отвел взгляд, едва его глаза встретились с моими.
Я стоял и не мог отвести от него взгляда.
- Лорд? – запинающимся голосом спросил я.
Мужчина снова поднял голову.
- Ал, это все же ты?
Голос был тот же самый.
- Лорд! – обрадованно воскликнул я и бросился к нему. Но он удивленно отступил.
- Это, конечно, приятно, - улыбнулся он. – Но слишком тепло для бывшего одноклассника.
- Что? – не понял я.
Лорд продолжал улыбаться.
- Я и не узнал тебя сначала. То есть, узнал, но не был уверен. А когда ты со мной заговорил, окончательно узнал твой голос.
- Прости… кто ты?
- Ты не помнишь меня? – он на миг нахмурился, но тут же его губы снова зардели улыбкой. – Мы учились некоторое время вместе. Ты к нам в класс пришел, совсем недолго отучился, год всего, а потом снова школу сменил. Давно же это было…
Я молча уставился на него. Не столько непривычно было видеть улыбающегося Лорда, сколько слышать всю эту ахинею.
- Я одиннадцать лет проучился в одной и той же школе, - сказал я.
- Тогда откуда я тебя знаю?
- Без понятия…
Он принялся рассказывать о школьных годах, а я слушал и никак не мог в это поверить.
Я просто не помнил этого.
Мы проговорили почти всю практику. Когда часы отмерили нужное количество времени, мы попрощались, и он сказал, что будет тут и на следующей неделе. Я кивнул и пошел домой, совершенно не понимая, что только что произошло.
Вместо того чтобы идти к Флатти, я направился к себе.
Дома уселся на кухне и принялся пролистывать книгу о тульпах.
«Для моделирования визуальной части тульпы советуется делать зарисовки и анимации, в крайнем случае – выбрать готовый образ живого человека»
«Иногда тульпа может вести себя не так, как ожидает от нее хост. В конце концов, она обладает собственным сознанием».
- Это все не то.
«Проблема воспоминаний.
Когда хост создает тульпу, которая не должна будет знать о своей истинной природе, он может создать для нее воспоминания. Все они будут загружены в память тульпы в процессе создания и визуализации.
Хост должен прекрасно помнить, какие именно воспоминания он давал тульпе.
Может случиться так, что хост захочет изменить эти воспоминания. Но если тульпа уже создана, то ничего не выйдет. Она уже существует, именно такая, какая есть, и воспоминания – ее неотъемлемая часть.
Хост может забыть о том, что давал тульпе. Но она все равно будет помнить. Поэтому настоятельно рекомендуется избегать разговоров о прошлом, если хост не уверен в качестве собственных воспоминаний.
Если воспоминания хоста и тульпы будут расходиться, может произойти нечто непоправимое».
- Именно. Наши воспоминания расходятся. Я абсолютно уверен, это был Лорд.
Некоторое время я обдумывал, как могло произойти такое. Ведь никаких воспоминаний Лорду я не давал, более того, я сразу создал его как тульпу, понимающую свое место.
Мне захотелось обсудить это с Флатти.
Благо, мы жили довольно близко, и я скоро оказался у нее.
Девушка привычно заварила чай.
- Кто-нибудь кроме тебя видел Лорда?
Я отрицательно покачал головой.
- Мы были там одни. Ты хочешь сказать, что допускаешь, что я сошел с ума и не помню такой важной детали?
Флатти пожала плечами.
- Он сам сказал, что вы виделись довольно давно. Он мог тебя перепутать с кем-то.
- Нет, я уверен, это был Лорд!
- Но ты сам сказал, что видел его, как видишь реальных людей. С тульпами-то немного иначе.
- Я довольно много времени провел с Лордом и привык именно видеть его.
- Как меня сейчас? – удивилась она.
- Ну… - я замялся. – Не совсем, конечно. Но я уверен, я не мог забыть Лорда!
- Я не знаю. Давай вместе пойдем на практику в следующий раз? Это же в нашем институте.
- Да… Это мне как-то в голову не пришло. Давай.

Всю неделю я ждал этого момента.
Но когда он настал, разочарование мое было огромно: Лорд не пришел.
Мы с Флатти провели некоторое время в лаборатории, а потом подошли к преподавателю.
Он сказал, что не следит за посещениями студентов, и кто был неделю назад – вспомнить уже не может.
- Может, ты помнишь его имя? – спросила Флатти.
- Я уверен, это был Лорд.
Она качнула головой.
- Тогда другой вариант. Пошли в отдел кадров, попросим твои документы. Там должно быть указано, где ты учился.
Так мы и поступили.
Женщина, сидевшая в отделе кадров, принесла конверт.
Я дрожащими руками открыл его и достал несколько бумажек.
Флатти стояла рядом.
Я читал, что было написано в этих бумажках, и бледнел.
Аттестат о неполном среднем из одной школы. А о полном – из другой.
Значит, проблема была не в памяти Лорда.
Флатти грустно смотрела на меня.
- Как можно было забыть, в какой ты учился школе?
- Я не забывал! Не мог! Я прекрасно помню своих друзей, выпускной, всех преподавателей… Это не я что-то забыл! Это какая-то ошибка!
Секретарша услышала мои слова.
- Дайте-ка посмотреть, - сказала она.
Я вернул ей конверт.
- Вы абсолютно правы… - она улыбнулась мне. – Это не ваши документы. Просто на потоке у вас есть тезка.
Мы с Флатти посмотрели на нее с недоверием, а потом оба улыбнулись.
- Можно тогда мои?
- Разумеется, - она забрала чужой конверт и принесла мой.
Теперь мне было спокойно, я был абсолютно уверен в том, что я там увижу. Флатти тоже потеряла особый интерес.
Но…
Все было точно так же.
Аттестат о неполном среднем из одной школы, о полном – из другой.
И даже номера такие же.
Я тупо уставился в бумажки.
- Тут снова ошибка. Это не мои документы.
Секретарша закатила глаза.
- Там ваше заявление лежит. Посмотрите на подпись.
Я достал заявление. Подпись действительно была моей.
- Но… как?.. ничего не понимаю.
Все, что мне оставалось – отдать конверт.
- Флатти, идем.
Мы пришли ко мне домой.
- У меня есть виски, - сказал я, доставая стаканы.
- Ты прав, - сказала моя возлюбленная. – Надо выпить.
Флатти понадобилось совсем немного для того чтобы войти в странное философское состояние.
Я же решил напиться. Напиться так, чтобы забыть обо всем.
И у меня получилось.
Совершенно пьяный, я завалился спать.


- Эта ленивая, неблагодарная, мерзкая тварь снова ни черта не делает! Я ношусь с высунутым языком, а этот урод сидит дома и жрет шоколад, который покупает на мои деньги! И ты этому потворствуешь! – Пауза в телефонном разговоре.- Я не бешусь! Я спокоен, как раздавленный удав, твою мать!
Разъяренный отчим выгребает из холодильника следы моего существования: упаковку сгущенки, йогурты, пакет молока, фрукты, шоколад. Забрасывает все это в мусорный мешок. На меня не смотрит. Он открывает окно, и с семнадцатого этажа летит еда. «Как глупо» - думаю я, продолжая возить мыльной губкой по тарелке.
А он продолжает орать в телефон:
- Как меня задолбало это все! Его тупая рожа, его вечное ничегонеделанье! Я впахиваю как проклятый, а он не в состоянии помыть посуду!
Маме это надоедает, она бросает трубку.
Отчим бросает на меня ненавидящий взгляд.
А я ничего не бросаю.
Он пыхтит от злобы и уходит прочь из кухни.
Я вздыхаю и делаю воду холодней.
Ну, я молодец, ничего не скажешь. Воистину дзеновское спокойствие, проявленное мной в этой ситуации, достойно оваций.
Домываю последнюю чашку.
И понимаю, что все это мне уже было.
«Что происходит?!»
«Так. Стоп. Я напился с Флатти, потом проснулся, когда пришел отчим. Он орал, и я побежал мыть посуду… Что происходит?!»
- Маленький ленивый урод, - доносилось бормотание из спальни отчима.
Я зашел к нему.
- Какое сегодня число?
- Ты еще смеешь надо мной издеваться?! – заорал он, подскакивая с кровати.
Я испугался. Он замахнулся, и я только успел закрыть дверь.
«К черту» - мелькнула мысль, и я почти мгновенно оказался у своего друга.
- Что происходит? – спросил я его.
- Тебе виднее. Это ты у меня оказался.
И больше ничего говорить он не захотел.
Всю ночь я не мог заснуть.
В голове был шквал мыслей, но все они казались какими-то незавершенными, скомканными, словно в полутьме.
Иногда можно уловить такое состояние: есть мысли поверхностные, а есть внутренние. Поверхностные всегда оформлены голосом, они произносятся полными словами, законченными предложениями. Мысли же внутренние хаотичны и быстры, их не схватишь так запросто.
Так вот, мои фронтальные мысли были о том, что мне некуда податься, что другу я не нужен, что отчим идиот, и еще много чего.
И только где-то внутри бушевало неспокойствие.
Впрочем, оно утихло к утру.
И не просыпалось до самого вечера, пока я не пошел в кафе.
Уставший, разбитый, не знающий, как жить дальше, я положил голову на столик, и из такого положения осматривал людей.
Рядом со мной сидела пара – молодой мужчина и девушка примерно моего возраста. Оба казались мне очень знакомыми, но как-то смутно.
У меня зазвонил телефон.
Женский голос уточнил мои имя и фамилию.
- Я вынуждена сообщить вам печальную новость, - мурлыкнула незнакомая девушка в трубку. – Ваша бабушка скончалась два дня назад.
И вот тут-то я вспомнил все окончательно и бесповоротно.
- Я принимаю все, завтра встретимся, вы передадите ключи, - сказал я и бросил трубку.
- Флатти! Лорд! – я довольно резко встал, и пара удивленно посмотрела на меня.
- Ал, вот уж не ожидала, - сказала девушка.
- Мы знакомы? – уточнил парень. – Ах, да… точно, мы же учились вместе!
- Учились?! – я истерично расхохотался и выбежал из кафе.
Все было плохо. Очень плохо.
Я несколько часов бродил по городу, боясь думать о чем-нибудь.
Но в какой-то момент устал. Очень сильно.
Тогда я зашел в какой-то незнакомый парк и сел там.
Воспоминания о Лорде и Флатти снова отступали. Я уже почти не помнил о произошедшем. Словно кто-то усыплял мою настоящую память.
«Мне должен был мужик ответить» - мелькнула мысль, и я зашел в контактик с телефона.
- Марки, амф, бошки, гаш, - писал человек в маске анонимуса.
- У тебя есть сибирь. Но ты мне ее не продашь. Ты запросишь два косаря и обманешь, - висело у меня неотправленное сообщение.
Я решил его отправить.
- Сибирь? Два косаря? О чем ты? – тут же пришел ответ.
- Ты просто разводишь людей. Я давно за тобой слежу. Я все знаю.
Молчание.
Вдруг приходит адрес.
- Сибирь там.
Страница тут же была удалена.
«Вот же идиот» - подумал я.
Но адрес оказался совсем близко от того места, где я находился.
Пожав плечами, я решил проверить. В конце концов, что там может быть плохого.
Вот указанный дом. Вот возле него дерево.
Я присмотрелся. В самом деле, в дереве было дупло.
А в дупле действительно лежал небольшой пакетик.
Мне оставалось только рассмеяться. Что ж, сама судьба предлагает мне забыться.
Я отсыпал немного порошка. И занюхал его.
Сел под дерево.
Обхватил колени руками.
И отсчитал тридцать секунд, отделявших меня от эффекта.


Ко мне подошел Лорд.
- Сдохнешь тут, - он кинул в меня словами.
Я даже не смотрел на него.
- Ну и что?
- Глупо же.
- Да плевать.
- Как хочешь.
Он сел рядом.
- Нахрена это сделал?
- Что?
- Я же вижу: ты под кайфом.
- Бред. Меня не берет. Впрочем, откуда ты тут?
- Ты позвал.
- Это был ты в лаборатории?
- Да. Или нет. Не знаю.
- Прекрасно. А Флатти? Что происходит?
- Я не знаю.
Раздался телефонный звонок.
Я поднял трубку.
- Маленькая, мерзкая, ленивая тварь! – орал отчим.
- Я говорила тебе, чтобы ты не давал ему повод! – увещевала мать.
- Ваша бабушка умерла, - сообщала женщина.
- Это не ваши документы, тут учится ваш тезка, - оправдывалась секретарь.
И все это разом. В одном предложении.
Я повесил трубку.
Дерево за моей спиной стало странно колебаться. Двор превращался в парк с чертами моей квартиры, с чертами комнаты Флатти.
Лорд обнимал меня.
- Все будет хорошо, - шептал он.
А я почему-то ему отвечал дрожащим от напряжения голосом:
- Я переживаю за тебя! Я – не человек, я тот, кто не предаст тебя, кто любит тебя всей своей сутью! Люди лживы, непостоянны, лицемерны. И эта девчонка тоже. Меня ты хочешь променять на нее?
А он отвечал:
- Успокойся, пожалуйста.
А Флатти рассказывала про своего отца.
Я ничего уже не понимал. Я просто поддался течению слов, чувств, ощущений, которые уносили меня все дальше и дальше от того, что я мог назвать реальностью.
В какой-то момент я оказался стоящим у реки, по которой плыл крошечный бумажный кораблик.
Потом была пустыня с красным песком, а если приглядеться, то каждая песчинка была в форме верблюда.
Потом было что-то еще, но я устал запоминать.
Это все продолжалось очень долго. Мне показалось, что прошли годы, пока я наконец-то не забылся.


Вокруг были белые стены.
- Где я? – тихо спросила девушка.
Что-то стеклянное упало.
- Вы очнулись! – зазвенел чей-то радостный голос.
В поле зрения девушки возникла медсестра.
- Я сейчас позову врача! – сказала она и тут же исчезла.
Девушка смотрела в потолок, пытаясь понять, что произошло.
Какой-то незнакомый мужчина появился перед ней.
- С пробуждением, - сказал он.
- Я хочу увидеть Ала.
- Кого?
- Моего молодого человека. Мы учимся в одном институте. Я хочу его видеть.
- Леди… - врач явно смутился. – Здесь что-то не так.
- Именно. Почему Ала тут нет?
Молчание.
- Расскажите все, что помните. Нам надо убедиться, что с вами все в порядке. Ал уже в пути.
Девушка облегченно вздохнула.
- Моему молодому человеку стало плохо на улице. Он разговаривал с воображаемыми людьми, я пыталась отвести его домой… - девушка нахмурилась. – Он не хотел идти… он не наркоман, но он был под каким-то веществом… Мы шли по парку, и он не обращал на меня никакого внимания, хотя иногда и называл мое имя… - Флатти стала совсем мрачной. – Там была компания. Ал заговорил с ними, и они разозлились, он оскорблял их… Они напали на Ала, а меня оттолкнули… Я споткнулась и упала, ударившись обо что-то головой…
Врач кивнул.
- Надеюсь, ваш Ал скоро будет тут.
Мужчина попрощался с пациенткой и вышел.
- Что-то не так? – спросила у него медсестра.
- Вы же тут совсем недавно, да? – уточнил он.
- Меньше месяца. Но к этой коматознице я приходила почти с первых дней.
- Она лежит тут больше пяти лет. Ее почти уже не навещают родители.
- Пять лет? – удивилась медсестра.
- Да…
- Но ей около двадцати, то есть, у нее не может быть памяти об институте! Она просто не могла там учиться!
Врач посмотрел словно сквозь медсестру. Взгляд его остановился, и мужчина помолчал несколько секунд.
- Вы знаете, что такое тульпа?
Медсестра покачала головой.
- В тибетском буддизме это материализованное воплощение мысли, некий видимый и даже осязаемый образ, создаваемый воображением человека.
Представьте: пять лет назад эта девушка попала в аварию. Возможно, что-то произошло с ее мозгом, и она, хоть и не могла жить по-настоящему, продолжала жить в своей голове.
Она создала вондерленд, идентичный ее дому. И населила его тульпами – созданиями, имеющими собственный разум. Все пять лет, что она лежала у нас, она продолжала жить в своей «стране чудес», где закончила школу, поступила в институт, нашла себе пару. Она не потеряла ровным счетом ничего. Просто жила в другом месте.
Медсестра молчала.
- Никакого Ала не существует?
- Похоже, что так, - кивнул врач.
Когда я вошел, они ничего не поняли. Просто исчезли, сбежали на второй фон, растворились.
Я зашел в палату Флатти.
Она улыбнулась мне.
Я протянул ей руку.
- Идем?
- А Лорд?
- Ждет нас.
Флатти взяла меня за руку.
Когда врач вошел в палату, нас уже там не было.

Источник: Фикбук

  • art/text/tulpa.txt
  • Последние изменения: 20 месяц (-ев) назад
  • — rewqty